ToxicRose: Всё начинается с костюмов

ToxicRose — это агрессивное и в то же время мелодичное звучание, мощный вокал, бешеная энергетика и эпатажный сценический имидж. Эта шведская металлическая команда была образована в 2010 году в Стокгольме. В группу входят вокалист Андерс «Энди» Арвидссон и барабанщик Майкл Свит (оба бывшие участники Lipstixx’n’Bulletz), гитарист Том Вуда (Gemini Five) и басист Горан Император (экс-участник Sexydeath). И хотя на счету коллектива пока только пятипесенный EP и двухтрековый сингл, его несомненно ждёт интересное будущее. Пытаясь перехватить восходящих звёзд металла на взлёте, я встретилась с музыкантами после их выступления на фестивале MeriRock, который проходит на борту парома Viking Line.
Энди, фронтмен ToxicRose

Как дела, ребята? Есть ли у вас какие-то новости для фэнов?

Майкл: Скоро выйдет альбом. Мы сейчас работаем над ним, наносим последние штрихи. Так что он выйдет в начале следующего года.

 

А чем вы заняты в свободное от музыки время?

Энди: На самом деле, музыка съедает большую часть нашего свободного времени. А так, любим создавать новые вещи. Сценические костюмы, к примеру.

 

Случались ли с вами забавные случаи в туре?

Энди: Ну, во время тура у нас не случается забавных историй. Наоборот, они все гадкие и страшные Когда мы в туре, нас преследуют одни сплошные несчастья. Мы реально страдаем и должны хранить эти истории в тайне. Но ты сможешь узнать о них из нашей будущей книги.

Горан: Книга Тома выйдет первой!

 

Почему вы не приезжаете в Россию? Вы могли бы дать концерт в Москве или Петербурге…

Энди: На самом деле, мы обсуждали с российским промоутером возможность выступлений в России и надеемся приехать туда после релиза альбома. Когда мы выпустим альбом, мы будем давать намного больше концертов.

 

А когда это будет?

Майкл: Возможно, альбом выйдет в начале следующего года… В любом случае, до лета.

Том: Никогда не знаешь, как оно пойдёт. Мы сто раз обещали конкретные даты выхода, мол, альбом выйдет тогда-то и тогда-то, а потом всё сдвигалось.

Горан: Но мы будем держаться за идею сыграть в России после релиза альбома, сыграем в Москве и в (подчёркнуто с расстановкой) Санкт-Петер-бурге, правильно?

 

Правильно.

 

Энди: Да, мы реально хотим это сделать. У меня даже есть друзья, которые играли в Санкт-Петербурге и где-то ещё, и они рассказывали, что это было очень здорово: куча народу, зал на ушах стоит… И когда я услышал это, я загорелся: «Хочу сыграть в России!»

 

Где твои друзья играли? В клубах?

Энди: Нет, это было что-то большое, какой-то фестиваль… У них было три концерта в России: одно — на фестивале и два — в клубах.

 

Фестиваль был трэш-металлической направленности?

Энди: Трэш-фестивали в России? (Смотрит удивлённо.) Наверное, это что-то похожее на фесты в Финляндии…

 

В августе в Москве прошёл фестиваль Moscow Metal Meeting.

Энди: А нас не позвали. (Смеётся.)

 

А что вы знаете о России?

Горан (по-русски): На здоровье, театр…

Том: Да, si, Ельцин, gracias, Калашников, senorita…

Энди: Я знаю историю России времён Второй мировой войны, но это ничего не говорит мне о современной России. Так что я ничего не знаю о твоей стране сегодня. Ты лучше сама нам расскажи! Я не был в России, но хотел бы. В общем, м-м-м… Давай-ка проведём интервью в обратном порядке. Ты слышала наши новые песни?

 

Да, только что на концерте.

 

Энди: Мы, считай, впервые их сыграли. Тебе что-нибудь понравилось? К примеру, вот эта медленная вещь? (Напевает мотив.) Простая такая. Убойный ритм. Тебе понравилось?

 

Да, мне очень понравилось. Грим вы наносите сами?

Энди: Да, сами.

 

Как Kiss… Это же ваша любимая группа?

Майкл: У меня — да.

Энди: Нет, не Kiss. Скорее, W.A.S.P. или Twisted Sister.

 

И костюмы вы тоже шьёте сами?

Том: Да. Мы сами создаём все элементы. И это здорово! По сути, это часть нашей работы. Всё начинается с создания костюмов. На нас сегодня новые сценические костюмы. Мы с ними кое-что сделали и теперь представляем наш новый сценический образ для этого, если можно так выразиться, тура. К сожалению, сцена была слишком маленькой, и никто не увидел наши костюмы во всей их красе. Мы над ними так работали, а все были слишком пьяными, чтобы оценить и запомнить что-либо. Как долго ты работал над своим костюмом? (Смотрит на Майкла.)

Майкл: Ты имеешь в виду это? (Показывает на свой жилет.) Я работаю над своим сценическим костюмом с самого рождения. (Смеётся.)

 

А все эти шипы на костюмах защищают вас от навязчивых поклонниц?

Энди: Да, они спасают нас от них! Замечательно, мне это нравится! Взгляни, у меня и здесь шипы. (Резко отодвигается от стола и показывает на свою промежность.)

Горан: Ну, собственно, у нас не бывает особо много поклонниц.

 

Наверное, трудно избавляться от грима?

Энди: Знаешь, всё это смывается лишь на третий день. Ты идёшь в душ, берёшь самую грубую мочалку — ой, это больно! — и начинаешь соскабливать с кожи краску. Ты весь становишься красный как хрюшка, потом выясняется, что почти весь грим остался на тебе, и ты в таком виде идёшь на работу. И затем ты снова идёшь в душ — но грим всё равно остаётся. Так что после недели в туре выглядишь ты не важно.

 

Окей, парни, спасибо за интервью!

 

Энди: Не за что! Тебе спасибо!

 

 

Для музыкального портала HeadBanger.ru

Беседовала: Алёна Реутская

Отдельная благодарность Денису Макееву за помощь в расшифровке интервью.

Хельсинки, паром Viking Line, 12 сентября 2015 г.