Reds’cool: Петь в России на английском — бессмысленно!

Петербургская группа Reds’cool — яркая иллюстрация того, что и в нашей стране умеют играть добротный англоязычный хард. Московским и питерским поклонникам рока коллектив, ещё не так давно называвшийся Olds’cool, знаком по совместным концертам с Whitesnake, W.A.S.P., Gotthard, Джо Линн Тёрнером, Alcatrazz, Доро, Royal Hunt, Kingdom Come, Lordi и другими известными группами. Но теперь у музыкантов новое название и новая карьера, в ближайшей перспективе в которой — европейский тур с такой солидной группой как UFO — и никаких концертов в России. Об этом и обо многом другом нам рассказали Сергей (гитара), Дима (бас), Андрей (барабаны), Илья (гитара), Слава (вокал) и звукоинженер Jack Benzin.

 

Недавно вы закончили работу над новым альбомом. Расскажите о нём.

Сергей: Альбом называется Red Button («Красная кнопка»).

Дима: В альбом вошли девять песен.

Jack: Сейчас мы ведём переговоры с компанией, которая, возможно, будет выпускать альбом. Это будет одна из европейских компаний. Когда мы определимся с лейблом, тогда уже будет понятно, кто станет дистрибьютером, будет окончательно ясен трек-лист и т. д. Дело в том, что мы записали много песен и пока ещё не знаем точно, какие из них будут на альбоме. Это будет решать издающий лейбл, не мы. Пока могу сказать только одно: в этот альбом войдёт пара-тройка старых песен, которые присутствуют на предыдущих альбомах. Сейчас они переиграны в новом составе, сделаны более удачные аранжировки. Остальные песни — новые.

 

Чем новый альбом отличается от своих предшественников?

Jack: Во-первых, уже тем, что появились новый вокалист и бас-гитарист. И хотя материал сделан в духе и стиле предыдущих альбомов, новый альбом, конечно, имеет другое звучание.

Дима: Новый альбом менее прилизан.

Jack: Да, он более «грязный», более рок-н-ролльный и агрессивный.

Дима: И в альбоме нет ни одного медляка.

Андрей: Не, ну хотя бы один медляк там будет, чтобы люди с ума не сошли.

 

Как у вас происходит процесс создания материала? Каждый из вас приносит наработки из дома или это происходит спонтанно?

Jack: И так, и так происходит, на самом деле. Есть некоторые песни, которые были сделаны дома — основа — а потом весь коллектив доделывал, дорабатывал. А есть песни, которые прямо в процессе репетиции были придуманы. Но в основном, конечно, новые вещи создаются на основе заготовок — так просто взять и сочинить песню не получается. Как правило, гитаристы приносят что-то придуманное дома, и начинается всеобщая доработка материала. Так и получается песня.

 

Кто пишет тексты?

Jack: Тексты пишут авторы, люди со стороны. Ну а тексты старых песен, которые будут на новом альбоме, написаны предыдущими участниками группы.

 

Почему вы перестали давать концерты в России?

Jack: Потому что в России на концерты отечественных англоязычных хард-рок-групп ходит мало людей. Мы два года пытались всеми возможными способами сделать так, чтобы на наши концерты приходило как можно больше народу, но это не дало результатов.

 

Чем отличается зарубежная публика от российской?

Дима: Тем, что за рубежом люди на нас приходят. (Улыбается.)

Jack: Демократичным отношением к тем, кто выступает на сцене. Там нет предвзятого отношения, что вот хедлайнер крут, а разогрев — нет, только потому, что это разогрев. В Европе люди приходят просто послушать музыку и получить удовольствие от концерта.

 

То есть зарубежная публика дружелюбная.

Jack: Абсолютно. Демократичная публика. Без снобизма. А в России снобизм так и хлещет. В этом мы уже много раз убедились.

Андрей: Да, у зарубежной публики нет такого предвзятого отношения, как у российской.

 

Расскажите о предстоящем туре с UFO.

Сергей: Тур начнётся с середины апреля и продлится до середины мая. Первые семь концертов состоятся в Германии. Наряду с участием на разогреве у UFO мы, скорее всего, ещё дадим два сольных концерта. В силу того, что площадка, на которой будут играть UFO, не позволит группе-саппорту играть, мы организуем два концерта в Гамбурге и, наверное, в Бохуме. А затем начнётся трёхнедельный тур по Великобритании с ними же.

Jack: У UFO тур начинается в феврале, а продолжится с апреля по май.

Илья: Тур UFO посвящён выходу их нового альбома.

Jack: А наш тур — выходу нашего нового альбома. За рубежом нет такого разделения, что вот хедлайнер, а вот — разогрев. На сайте UFO и на всех афишах мы указаны как полноценные участники концерта. Причём в рамках этого тура мы имеем право заявлять, что мы делаем тур в поддержку своего нового альбома. То есть это тур, в котором участвуют две группы в поддержку своих новых альбомов.

 

Расскажите о каком-нибудь интересном случае из гастрольной жизни.

Дима: Мне как-то на палец упал усилитель.

Илья: Самый интересный случай — это пропажа полезных вещей.

Jack: Да, это случилось в прошлом году во время последнего концерта в туре по Германии. Мы уехали домой, а через два дня выяснилось, что мы забыли свои усилители в Германии.

 

А забавные случаи какие были?

Jack: Как-то мы были в туре с группой Black Star Riders, мы сыграли свой сет, сидели в гримёрке и пили распрекрасный спиртной напиток. Вдруг вошёл барабанщик Джимми ДеГрассо, и когда я предложил ему выпить, он сказал: «Не-не, я не пью!» В итоге он выпил полбутылки и стал забавным.

Дима: Ага, а потом он выпил, наверное, литров десять пива. (Смеётся.)

Jack: А ещё лично со мной произошёл забавный случай в Швейцарии. Мы играли в одном клубе, где была прачечная. Ну, я постирал свои вещи и посушил их в сушилке. После чего одежда стала впору разве что моему шестилетнему сыну. (Всеобщий хохот.) Пришлось все выкинуть.

Илья: А я в каждом новом городе осматриваю места, фотографирую. Ухожу подальше, чтобы никто не мешал. Ловлю бабочек. (Дружный смех.)

Дима: На самом деле, он просто напивается и ничего не помнит.

Илья: Я просто ухожу есть. Один. Часа на три, чтобы никто не беспокоил. (Смеётся.)

 

Какая страна больше всего запомнилась и почему?

Дима: Австрия. Потому что очень живописная.

Илья: Швейцария.

Андрей: Врут они всё. Германия.

 

Почему?

Андрей: Потому что там еда самая лучшая. И много. По идее, Германия занимает первое место в нашем рейтинге.

Дима: Мне ещё Шотландия понравилась. А в Австрии красиво, как в рекламе.

Андрей: Да, там не хватало только фиолетовой коровы с надписью Milka. (Смеётся.) Настолько красивые луга.

Слава: Да, пожалуй, Австрия. Зарегламентируйте, пожалуйста. (Смеётся.)

Илья: А мне очень понравился клуб Z7 в швейцарском городе Праттельн. Раритетное место — там играют все известные группы.

Дима (смотрит на Илью): Это где AC/DC играли?

Илья: Это где мы разбили моё пиво в рюкзаке.

Дима: Вот он — самый забавный случай! (Всеобщий смех.)

Илья: После этого я повесил сушиться свои мокрые вещи на забор. А потом пришла девушка из обслуживающего персонала клуба: «Может, вам постирать?». Я ей: «Конечно». И потом я вернулся в гримёрку после концерта и увидел свои чистые вещи, сложенные стопкой. Ну, я их забрал…

Дима: …и пошёл делать забавные дела.

Илья: Я пошёл есть.

Слава: Дим, это в том месте, где я потом выливал остатки кофе на улице. У меня ещё кружка выскочила, а ручка в руке осталась. (Смеётся.)

Илья: Так вот, в клубе Z7 играют все, у кого крупные туры по Европе. Начиная с Gotthard, Sodom, The Distractions, The 69 Eyes…

Дима: И заканчивая нами. (Улыбается.)

 

Слава, ты относительно недавно стал фронтменом. Расскажи о себе.

Слава: Я из Пятигорска. Окончил с отличием вокально-джазовую школу, в которой учился пять лет. Успел поиграть в нескольких кавер-бэндах по разным клубам и барам. И вот однажды я получил от группы приглашение приехать в Питер. Я приехал, мне ребята понравились, а я — им. Потом я перебрался в Петербург. Вот такая короткая история.

 

Как Петербург? Нравится?

Слава: Сыро. Но да, нравится. (Улыбается.)

 

Дима, теперь ты скажи пару слов о себе. Ты тоже новый участник.

Дима: Я пришёл буквально за пару месяцев до Славы.

 

Ты не был с ним знаком?

Дима: Нет, я вообще никого не знал. Так получилось, что я переехал в Питер из Москвы за месяц до того, как попал в группу. Ну а почему переехал… В Москве много групп было, в которых я играл, в том числе Гаина (экс-«Круиз»). Но, в конце концов, мне всё просто надоело, и я решил начать всё сначала. Кстати, в проекте Гаина я до сих пор участвую.

 

А что именно тебя не устраивало?

Дима: То, что я участвовал в пяти командах, но никакого развития не происходило. Всё было достаточно скучно и уныло.

 

Это были кавер-проекты?

Дима: Нет. В кавер-группах я никогда не играл.

Jack: Ни одной песни не знаешь, поэтому и не играл. (Смеётся.)

 

Джек, как ты нашёл Диму и Славу?

Jack: Через интернет.

Андрей: Шёл, смотрит, у Московского вокзала мальчики стоят с протянутой рукой… (Всеобщий смех.)

Jack: Когда встал вопрос о поиске бас-гитариста, я принялся искать по разным ресурсам и нашёл Диму. Написал ему, пригласил, он пришёл, мы поджемовали. Ладно, пойдёт. Брюки клёш, вроде, есть. Живот не висит. Взяли. И со Славой было так же. Но найти вокалиста было сложнее. Мы искали не только по ближайшим городам к Петербургу, но и в других регионах нашей страны. У нас были кандидатуры из разных городов. Но либо мы им не подходили, либо они нам.

 

Как долго искали новых участников?

Jack: Месяца три. Это был каждодневный мониторинг кандидатов через интернет. А потом, непосредственно в студии, мы прослушали трёх человек.

 

По каким критериям отбирали? На что ориентировались?

Jack: Во-первых, насколько хорошо поёт. Насколько цепляющий тембр рок-н-ролльный. На подачу смотрели, энергетику. Английский…

 

Внешние данные играли значение?

Jack: Обязательно. Так, у нас был парень из одного северного города. Он поёт очень круто, но уж больно похож на Колю Баскова. Конечно, внешние данные имеют значение, но не решающее. Прежде всего, это голос. Если внешние данные ещё можно устроить с помощью различных средств, то голос, если не подходит, и если у человека нет энергии, подача вялая, то там, хоть как выгляди, толку не будет.

 

К тому же ты сам был вокалистом, фронтменом групп Great Sorrow и Face-Х. Не тянет обратно на сцену?

Jack: Нет. Если я захочу на сцену, я на неё попаду. Это не проблема.

 

Ребята, был ли у вас момент, когда хотелось бросить заниматься музыкой?

Илья: И неоднократно.

Дима: Я вот всё бросил и в Питер переехал. (Смеётся.)

 

Да, но ты же переезжал в Питер с мыслью, что продолжишь заниматься музыкой?

Дима: Нет, я переехал и устроился в call-центр. И мои сотрудники, когда узнавали, что я музыкант, спрашивали, что я вообще здесь делаю? А я отвечал, что и сам не знаю. Потом, когда я прошёл прослушивание у Reds’cool, и парни сказали, что всё OK, я позвонил на работу и сказал, что больше не выйду. (Всеобщий смех.)

 

Для тебя самого был неожиданным такой поворот?

Дима: Ну, я искал группу, но, честно говоря, разочаровался в питерской тусовке. Я ожидал, что Питер — творческий город, и здесь проблем с поисками подходящего коллектива вообще не будет. А в итоге оказалось, что ситуация даже хуже, чем в Москве. И это чистая случайность и большое счастье, что я попал в нормальную команду.

 

Какой совет можете дать начинающим англоязычным творческим российским рок-группам?

Jack: Сначала надо понять, для чего люди это делают. Если они делают это для собственного удовольствия, то, пожалуйста, ради бога. А если они хотят сделать карьеру, то я бы не советовал петь в этой стране на английском языке. Это бессмысленно.

 

Довольны ли вы в целом ситуацией на сегодняшний день?

Дима: У нас ситуация складывается намного лучше, чем у многих групп в России. Мы везунчики. Но, конечно, нам нельзя быть полностью довольными, иначе мы попросту остановимся в развитии.

 

 

Для музыкального портала HeadBanger.ru

Беседовала: Алёна Реутская

23 января 2015 г.